Александр Бородай
Александр Бородай

Вся ценность Украины для Запада - это украинское, славянское, пушечное мясо, которое можно использовать против таких же славян, как и русские, считает депутат Госдумы из фракции "Единая Россия" Александр Бородай.

- Александр, в эту субботу, выступая в Мюнхене на конференции по безопасности, президент Украины Зеленский сказал, что ни Украина, ни Запад войны не хотят, а хотят все решить миром. Сохраняется ли еще шанс мирного решения вопроса Донбасса, или все мирные способы урегулирования конфликта исчерпаны?

- Я уже много лет говорю о том, что принципиально проблемы Донбасса и проблемы Украины решить мирным путем не представляется возможным, пока Украина представляет, неважно, при каком президенте — при Порошенко, при Зеленском, при любом другом персонаже, хоть животное какое-нибудь если бы поставили вместо президента было бы лучше.

Неважно, при каком президенте так называемой Украины, пока Украина существует исключительно как оружие Запада против России, никак проблему Донбасса, кроме как вооруженным путем, к сожалению, решить не получится.

Никакого другого варианта разрешения вопроса, кроме войны, в которой будет побежденный и будет победитель, нет.

Это не потому, что я очень кровожаден или хочу войны, а потому, что об этом говорит логика. Дело в том, что на сегодняшний день, весь смысл существования Украины — это существование в качестве Анти-России.

Вся ценность Украины для Запада — это украинское, славянское пушечное мясо, которое можно использовать против таких же славян, как и мы. И нас этим вопросом, этим пушечным мясом можно или шантажировать, или его действительно применить. И рано или поздно его против нас применят, если такая ситуация будет сохраняться.

-То есть рано или поздно Украина начнет войну против Донбасса?

- Вооруженные силы Украины уже активизировались в военном отношении на Донбассе. Да, пока мы еще не видим существенных и серьезных попыток прорыва обороны корпусов республик, но мы видим прощупывание обороны, и весьма интенсивные артиллерийские обстрелы, а также активизацию диверсионных групп на территориях республик. Вчерашние взрывы (интервью записывалось в субботу, 19 февраля- Ред.) довольно ярким образом это подтверждают, весьма горячим.

Таким образом фактически Зеленский приезжает в Мюнхен и заявляет о том, что он по-прежнему страшно миролюбив. Но он о своем миролюбии заявлял всегда. Но тем не менее, заявляя о миролюбии с милой улыбочкой, он фактически санкционировал, пусть пока не слишком активно, но начало операции против русского Донбасса.

Да, пока это в основном прощупывание обороны, но, тем не менее, это уже интенсификация боевых действий, которые сейчас уже имеют место. Это обычная, типичная для Зеленского ханжеская позиция, которая всего лишь призвана делать хорошую мину при плохой игре.

И конечно, и у Зеленского, и у многих украинских чиновников, ярче всего это проявляется в бизнесменах — есть страх большой войны, в которую вмешается Россия, поскольку Россия вынуждена защищать русское население Донбасса.

Они боятся. Но их толкают в спину, или я бы даже сказал - в зад пинками - их хозяева. Разговаривать о чем-нибудь с Зеленским на сегодняшний день абсолютно бесполезно, потому что в принципе это разговор с холопом.

Чтобы было понятно, приведу аналогию. Допустим, у твоего соседа есть попугай, довольно невзрачный, неказистый, зелененький, но очень говорливый и смешной. А у тебя есть ребенок, которому нравится этот попугай. И ты решил купить этого попугая. Ты с кем будешь вести переговоры о покупке? С попугаем или с соседом, который является его владельцем?

- С соседом, понятное дело.

- Довольно очевидно, что вести с попугаем разговор о том, не купить ли его - довольно бессмысленно, надо вести разговор с хозяином. Поэтому если говорить о реальных переговорах, которые могут скорее всего не отменить, а по крайней мере, оттянуть боевые действия — это все разговоры с хозяевами - т.е. с США.

Большинство русских добровольцев — я сам, большинство моих товарищей, членов «Союза добровольцев Донбасса», прежде всего и других простых людей, которые живут на территории республик — считают, так как эта проблема уже надоела, что лучше уж война, чем бесконечное ее оттягивание.

- Сейчас усилилась интенсивность обстрелов. Непосредственно боевые действия, такими, какими они были весной и летом 2014 года, в декабре и январе 2014-2015 годов, когда по твоим ощущениям могут начаться? Может быть, есть какие-то данные разведки?

- Эти решения принимаются в штабах противника оперативным образом. Поэтому никаких точных данных быть просто не может. Они исходят уже из ситуации. Они прощупывают линию обороны, мы знаем, что вчера ночью был танковый бой на Светлодарской дуге, противник применил танки.

Так или иначе идет прощупывание линий обороны республик — они ищут слабые места. Массированного удара пока с их стороны еще не было по линии обороны. Когда он будет — это предсказать невозможно. Может быть, в ближайшие дни и часы, а может быть, это оттянется на недели.

Тем более, как я уже говорил, вмешиваются факторы распутицы во все эти истории. Распутица на Донбассе уже нас практически убила. И это является проблемой для ведения интенсивных боевых действий. Потому что распутица такая, что легко можно завязнуть даже бронетехникой. А вести наступление, опираясь только на дорожную сеть — это смерти подобная история, этого не будет делать никто.

Боевые действия ведут уже, но пока еще не слишком интенсивно — это режим прощупывания.

- Известно, что объединенная армия ДНР и ЛНР — это где-то 30 тысяч человек, а Украина держит на Донбассе группировку в 150 тысяч. Если это правильные цифры, то украинская армия в пять раз больше по численности, не говоря уже о вооружении. В таком случае шансы армии ДНР-ЛНР удержать оборону минимальны. Разве не так?

- Есть еще кое-что из силовых структур, кроме корпусов Народной милиции ДНР и ЛНР. Есть еще внутренние войска, есть подразделения МВД, есть подразделения МГБ, которые по сравнению с армейскими структурами весьма малочисленны, и всяких других относительно силовых ведомств.

Даже вместе с ними у противника огромное превосходство в живой силе и технике. Более того, армии республик до сих пор вооружены старым советским оружием, тем, которое в свое время забиралось у противника.

Но за прошедшие годы вооружение ВСУ частично дополнено некоторыми узловыми элементами, в важных узловых точках, элементами западного вооружения уже более-менее современными. Это касается и средств радиоэлектронной борьбы, и средств связи, и тяжелого снайперского вооружения, и беспилотников, и противотанковых средств.

А так армия Украины остается вооружена старым советским оружием — танки советские, пушки советские, БМП и БТР старые советские, может быть, чуть модернизированы за последнее время кустарным образом. Минометы старые советские.

Но некоторые важные узлы, как я уже сказал, уже модернизированы, поэтому некоторый паритет в этом смысле есть.

Единственное, в чем армия и силовые структуры республик в целом превосходят нашего противника — это в моральной мотивации, в том, что называется боевым духом. Понятно, что бойцам республик Донбасса есть, что защищать, есть кого защищать, есть, за что бороться. Они борются за своих родных, близких, за родную землю. За русский народ и русский мир в целом.

За что воевать солдатам и офицерам ВСУ — не совсем понятно. За интересы Вашингтона и американского бизнеса? За то, чтобы «Северный поток-2» не заработал, а вместо этого Европа покупала бы у американцев сжиженный газ? Это, конечно, такая «мощнейшая» мотивация.

Это единственное, в чем корпуса народных республик и их силовые структуры превосходят нашего противника. Во всем остальном превосходство у противника. Поэтому корпусам, в случае серьезного, массированного наступления, придется крайне нелегко, и шансов на успех у них, мягко выражаясь, немного. Хотя бы еще и в силу одного фактора.

- Какого?

- У противника инициатива. Мы на него не нападаем, нападает он. А когда он нападает, он планирует и место наступления, точнее места ударов, и время, когда он эти удары нанесёт, их очередность в том числе.

И соответственно, в локальных местах прорыва противник заранее способен сосредоточить ни трех-, ни четырех-, ни-пятикратное превосходство, а много большее.

То есть, удары в локальных точках могут быть весьма массированными, что с очень высокой вероятностью позволит им прорвать оборону республик. Украинские военнослужащие часто не очень хотят идти в бой, хотя у них тоже есть более-менее высокомотивированные части, особенно те, которые состоят из украинских националистов…

Несмотря на то, что у ВСУ в целом намного ниже моральная мотивация, все равно такое превосходство может вести к прорыву линии обороны в локальных точках. Поскольку дальше оперативная глубина республик невелика — дальше начнутся многочисленные проблемы, связанные с этим.

- В таком случае вопрос: на каком этапе может вступить в боевые действия армия России? И вступит ли?

- На мой взгляд, скорей всего вступит. Считаю, это произойдет практически наверняка.

И вот уже этого момента украинские военные боятся очень сильно, и правильно делают, поскольку они понимают, что их возможности по сравнению с возможностью и мощью Российской Федерации не сопоставимы.

А их западные союзники, которые накачивают их оружием, деньгами, поддерживают все это время так называемое государство Украина — они их сейчас публично предали. Потому что они уже официально заявили о том, что они не будут ни в коем случае участвовать собственными силами и средствами в конфликте на Украине.

Вот такая история. Притом, что они озвучили уже списки санкций, которые собираются ввести против России в разных случаях. Эти списки санкций не вызывают ни у меня, ни у многих моих товарищей никакой внутренней дрожи.

- Раз британцы, американцы и прочие эвакуируют свои посольства из Киева во Львов, значит, они что-то знают. Правильно ли я понимаю, что российская армия будет контратаковать украинскую не только на территории Донбасса, но и непосредственно на территории Украины? Возможно и с территории Белоруссии по Украине будет нанесен удар. Это возможно? Будет ли взят Киев?

- Я от всех этих прогнозов отказываюсь, хотя бы по нескольким причинам. Одна из них — я не хочу работать гадалкой или авгуром. Решения такого рода принимает высшее руководство страны, я к нему не отношусь.

Какие планы будут тогда, когда сформируется соответствующая оперативная обстановка — не знаю и предсказывать не берусь. Более того, я не хочу этого делать, потому что я все-таки в вопросах Донбасса считаюсь достаточно авторитетным экспертом.

Здесь, в целом по Украине и военному конфликту с ней, я знаний конкретных не имею, а если будут высказываться, это будет восприниматься как высказывания человека, который имеет инсайдерскую информацию, а это не так. Поэтому такого рода прогнозов я делать не буду ни в коем случае.

Я могу сказать. Что было бы желательно лично мне, Александру Бородаю. Я бы хотел, чтобы в случае войны было наше дальнейшее движение, и оно бы не остановилось на границах республик, а пошло бы дальше.

Мне часто ставят в вину разного рода оппоненты, увы, с патриотической стороны то, что я в 2015 году констатировал факт, который был абсолютным фактом, что "проект Новороссия» оказался фальстартом. Сейчас мне бы хотелось, чтобы этот проект, наконец-то, реализовался бы в 2022-ом. Было бы очень хорошо. Это не значит, что я на это рассчитываю. Это значит, что я на это именно надеюсь.

- Ты являешься руководителем «Союза добровольцев Донбасса» помимо того, что ты депутат Госдумы. Я знаю, что в субботу, 15 февраля, в Москве прошел Совет командиров «Союза добровольцем Донбасса». Какие решения вы там приняли, и будет ли «Союз добровольцев Донбасса» выдвигаться в Донбасс? Если да, то, когда это произойдет, и какие задачи у вас там будут?

- Да, в субботу прошел Совет командиров «Союза добровольцев Донбасса». Это было технически важное совещание, на котором обсуждались вопросы мобилизации. О том, надо производить мобилизацию или не надо — этот вопрос вообще не стоял, потому что всем командирам очевидно, что ситуация сложилась так, что проводить мобилизацию уже пора.

Раньше нужно было с этим ждать, потому что ситуация еще так не сложилась. Сейчас пора этим заниматься. Соответственно был определен порядок мобилизации, назначены ответственные лица. Именно поэтому это совещание Совета командиров было полностью закрыто для всех представителей прессы.

Так что совещание носило технический характер. Конкретные решения, которые мы приняли, я выносить на широкую публику не могу, поскольку они интересуют не только наших верных сторонников, но и большое количество наших противников.

Ты можешь подтвердить широкой публике только одно: с сегодняшнего дня «Союз добровольцем Донбасса» занимается мобилизацией своих людей для того, чтобы выступить с оружием в руках на защиту русского населения Донбасса и России и Русского мира в целом.

- Когда лично ты и первые мобилизованные прибудут в Донбасс?

- Как только позволит возможность.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий


MediaMetrics