Охрименко
Охрименко

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко в интервью изданию Украина.ру рассказал, почему на самом деле был принят закон о рынке земли и чем он важен для национальной экономики

Читайте также: Дубинский заявил, что на Украине включили печатный станок

Согласно принятому документу, с 1 января 2024 года юридические лица смогут приобретать сельхозземли, а порог по концентрации земельной площади в одних руках возрастет до 10 тысяч га. Продажа земельных участков сельхозназначения, находящихся в государственной и коммунальной собственности, запрещается.

- Александр, как вы оцениваете закон именно в этой редакции? Какие положительные и отрицательные стороны можно выделить?

— Это компромиссное решение, но хорошо, что хотя бы в такой редакции его приняли. Да, было бы лучше, если бы закон сделали более радикальным, но пускай хотя бы так. Плюсы все те же: наконец-то, через 20 лет, мы сняли мораторий на землю, что немаловажно. Потому что в 2001 году его на один год ввели, и все никак снять не могли. Как бы там ни было, рынок земли для Украины очень важен. У нас в отсутствие нефти и газа рынок земли позволяет успешно развиваться. Да, не так быстро, но лет через пять это все запустится, упорядочится, будет нормально функционировать, и тогда уже можно будет говорить о его положительных и отрицательных сторонах. Но в любом случае для Украины это как отмена крепостного права. Не меньше.

- Если говорить о законе с точки зрения противостояния украинских олигархов и транснациональных корпораций, можно ли сказать, кто выиграл, а кто проиграл?

— Выиграли только внутренние, никто иностранных не пустит. В Украине и до сегодняшнего момента украинские олигархи контролировали важные позиции. Да, у нас есть зарубежные инвесторы, они и дальше будут работать, но в обойме с украинскими. Украинские не против, если они главные, а эти будут рядом. Украинские олигархи чужих пускать не хотят, и по этой причине именно они во многом принимали решение, мол, давайте потихонечку запускать, но блокировать любые зарубежные правки. МВФ использовали с двух сторон, сама роль фонда немножко второстепенна. Когда украинские олигархи хотят сделать что-то для себя, они используют МВФ.

- А есть ли в законе какие-то лазейки, при помощи которых иностранцы все равно смогут закупать украинскую землю?

— Дело не в этом, их сюда просто не пустят. Нет, понятно, что сегодня иностранцы землю арендуют и будут дальше арендовать. И понятное дело, что украинские олигархи ею смогут воспользоваться лет через десять, не раньше. Пока на Украине будут действовать 10-12 крупных аграрных холдингов с украинскими собственниками, которые будут сдавать в аренду иностранцам. Понятное дело, что будут условия такие. Если вы согласны — пускаем, если нет — то нет. Потому что это действительно болезненный вопрос. Да, олигархи не хотят фермеров, не хотят частный бизнес, хотят, чтоб были только они. Но иностранцев они тоже не хотят.

- Вы ранее говорили, что идея о рынке земли сама по себе не нова, а МВФ только ее подхватил. Почему же тогда фонд настаивал на этой реформе и почему это было так важно для президента Зеленского?

— Ну, не совсем так. Давайте приведу простой пример. Когда власти хотели поднять тарифы на газ, они сказали, что это МВФ. То есть выиграли украинские олигархи, а виноватым остался фонд. Когда проводили чистку банковской системы — тоже. Они очень часто используют МВФ, чтобы решить свои внутренние проблемы.

Да, МВФ любит говорить о рынке и реформах. Но по большому счету это в интересах украинских олигархов, как и «антиколомойские законы». Причем обращаю ваше внимание, что Зеленского к власти привели именно аграрные олигархи, а не Коломойский. Они были его основными спонсорами. По этой причине он и выполнил их просьбу.

- Почему по социологическим опросам большинство граждан не поддерживают продажу земли? Будет ли меняться эта точка зрения?

— Все зависит от того, какие именно опросы. Основная масса людей не имеет паев в селах, они вообще не знают, что это такое. Когда у человека спрашивают: «Вы против рынка земли?», то он не понимает, какая земля имеется в виду. У него нет этого пая. Другое дело — опросы среди жителей села. Да, это сложно делать, поскольку село не подходит для опросов. Но когда проводят исследования среди собственников паев, то там показатели совершенно другие, большая часть за.

Хотя на вопрос «Будете ли вы продавать?» чаще всего отвечают, что будут продавать 10-15%, а остальное сдавать в аренду. Никакой массовой продажи не будет. Руками обработать 2 гектара нереально, реально обрабатывают 17-18%, а остальное идет в аренду или фермеру, или крупному предприятию. Основная масса собственников паев говорит так: «Будет выгодно — продам. Не будет выгодно — буду дальше в аренду сдавать». Они радикально не планируют что-то такое. И так как часть собственников — пожилые люди, то, когда они начнут умирать, эти вопросы будут решаться проще.

То есть если к вам от бабушки по наследству перешла земля, а вы живете в Киеве, то вы скорее ее продадите, потому что она вам не нужна. Сдавать в аренду — сложно. Такие продажи будут. Многие вообще не хотят с этим связываться, потому что земля в глубинке и им нет смысла туда ехать даже для сдачи в аренду. Но это будет делать только 10%.

— Есть ли какие-то конкретные примеры в других странах, когда запуск рынка приводил к экономическому успеху?

— США или Канада, где установлена собственность на землю. У нас раньше тоже была собственность, в Советском Союзе ее не стало, а сейчас ее нужно рождать. Если при СССР у нас проводилась коллективизация, то сейчас мы по сути проводим столыпинскую реформу, вернее реформу Столыпина, который пытался сделать Российскую империю более цивилизованной. Тогда собственников паев звали «кулаки», сейчас «фермеры», но суть от этого не меняется. Понятное дело, что в США нет вала сельхозпродукции, но фактически большое значение имеет в экономике аграрный сектор, там есть громадные транснациональные монстры, довольно богатые. Да, с ними конкурировать будет сложно, но это реально в будущем поднять. В 90-е, к примеру, Украина закупала мясо птицы у США, а сейчас сама его продает. Это такой положительный пример.

- Теперь, когда закон принят, что дальше должна будет сделать власть, чтобы рынок заработал?

— Пока ничего, он же только открывается. У нас есть электронные кадастры, и любой человек может самостоятельно проверить свой пай. Да, есть конфликтные ситуации, но это больше зависит от человека. Плюс, граждане уже сейчас могут бесплатно его получить, другое дело, что оформить его можно только в тех селах, где еще не распаевали. Землю получше уже разобрали. Но как бы там ни было, надо только начать, а там уж он запустится автоматически.

У нас рынка земли не было, и нужно хотя бы три года, пока он раскрутится, пока люди сообразят и так далее. У нас на раскручивание рынка застройки ушло пять лет, пока люди разбирались, что это такое и зачем. Просто у нас пока большая часть людей не знает, что с ним делать. Это тоже нужно учитывать.

Добавить комментарий


MediaMetrics

Последние новости